"Я мусульманин, чеченец, спортсмен, и сегодня я работаю с Версаче"

В немецком городе Дюссельдорф живут четыре брата-чеченца. Все четверо работают в модельном бизнесе и заключают контракты с крупнейшими домами моды Gucci, Versace и Lanvin. Впрочем, братья считают, что это временный заработок. Они мечтают стать чемпионами UFC (международный турнир по смешанным единоборствам). Русская служба Би-би-си поговорила с семьей о подиуме, ринге, религии и критике со стороны чеченского общества.

"Я думал, меня снимает скрытая камера"

В 16 лет Джабраил Дулатов пошел устраиваться на свою первую работу - в супермаркет, в час платили по 6 евро. Заработанные в супермаркете деньги он не тратил, а копил - на ремень Gucci, который увидел в фирменном магазине в Дюссельдорфе.

За три года до этого вся семья Джабраила - отец, мать, пятеро детей - переехала из Чечни в Германию. "Это было тяжелое время для меня, все мои родственники, друзья, школа, все осталось там, здесь у нас не было ничего", - вспоминает он.

В магазине Gucci к нему подошла женщина - модельный агент - и предложила "Я сначала думал, что это шутка, что меня снимает скрытая камера", - вспоминает Джабраил. Он начал объяснять, что модельная карьера не для него - он же чеченец, мусульманин, но женщина настаивала и в итоге выпросила у него номер телефона, а также взяла обещание, что Джабраил хотя бы попробует поговорить об этом с отцом.

"Я сказал родителям, они сначала тоже посмеялись, но потом отец неожиданно сказал: давай сходим все вместе, посмотрим, что это за работа. Если там будет что-то, чего мы делать не должны, откажем. Придя на кастинг, я предупредил, что никогда не надену брюки выше колен, о нижнем белье вообще речи быть не может. Они согласились. Так все и началось", - говорит он.

"Я люблю стильную одежду. Многие чеченцы любят", - признается Джабраил
Уже через месяц он был в Париже, участвовал в показе Alexander McQueen, потом был Милан и работа для Lanvin, затем эксклюзивный показ в Китае для Gucci. Сейчас с домами моды работают все четыре брата Дулатовых - Джабраил, Сулумбек, Ислам и Тамерлан. Старшему сейчас - 24, младшему - 18.

На прошлой неделе на сайте журнала Vogue появилась новость, что с одним из них - Исламом - подписал контракт модный дом Versace.

"В первую очередь чеченец и мусульманин"

Правило "никаких съемок в одежде выше колен" строго соблюдают все братья-модели. По рассказам старшего из них, однажды в Armani ему предложили поездку в Лос-Анджелес на два дня, сняться для рекламы парфюма. Сумма контракта - 140 тысяч долларов, половину из которых заплатили бы ему лично. "Условия были такие: я в трусах, в куртке и шляпе какой-то, со мной полуголая девушка. Я сказал, хоть миллион долларов дадите, не пойду", - рассказывает Джабраил.

Все братья связывают свое будущее со спортивной карьерой - бойцов ММА.
"Не всегда же фоткаться в красивой одежде", - вторит Исламу старший брат Джабраил.
Смешанные боевые искусства (ММА) сейчас самый популярный вид спорта среди чеченцев. Каждый день у братьев начинается с тренировки, они соблюдают диету и постоянно обсуждают предстоящие соревнования.

А еще у них есть цель: открыть в Дюссельдорфе спортзал, в котором все чеченцы из близлежащих городов смогут бесплатно заниматься. Это задумка Джабраила, которую поддерживают остальные братья.

Все братья карьеру модели воспринимают как временное явление. Джабраил, например, уже не подписывает крупные контракты, а только иногда участвует в фотосессиях. "Я старший, это уже не мое. Надо думать о серьезных вещах. У младших еще есть время", - объясняет 24-летний чеченец. Он участвует в соревнованиях время от времени, но больше времени тратит не на себя, а на тренировки младших.

Мусульмане на подиуме

Ислам не скрывает, что очень рад тому, что Versace выбрали его для эксклюзивного показа. Он признается, что всегда мечтал поездить по миру, увидеть другие страны, а не сидеть в Германии: "Единственное, за что я переживал во время показа для Versace, это скользкий пол. Боялся упасть. Когда я выступаю на соревнованиях ММА, я волнуюсь намного больше".

Двое других братьев, Сулумбек и Тамерлан, снимаются для бренда молодежной одежды. По их словам, они никогда не пытались пробиться в модельный бизнес, не ходили на кастинги - агенты сами постоянно подходят к ним на улице.

"Ты сам считаешь это нормальным - быть моделью?"

Новость о том, что чеченец сотрудничает с модным домом Versace, вызвала бурную реакцию среди чеченских пользователей соцсетей. Спорящие разделились на два лагеря: тех, кто категорично против того, чтобы чеченцы ходили по подиуму, и тех, кто не видит в этом ничего плохого, если речь не идет о слишком откровенных нарядах, "порочащих честь нации". "Главное не делайте того, что навлечет позор, не подведите нас. А в остальном - гордимся вашими достижениями".

Джабраил рассказывает, что к ним домой приходят чеченцы, живущие в Германии. Приводят сыновей и просят помочь устроить их в модельные агентства, взять с собой на кастинги. "Ко мне пару раз подходили местные чеченцы, спрашивали: ты сам считаешь это нормальным - быть моделью? После того, как я им объяснил про наши условия работы, что для нас самое важное помнить, кто мы и откуда приехали, они все понимали", - говорит Джабраил.

Времена меняются

Германия входит в пятерку лидеров по численности чеченской диаспоры, проживающей в Европе. По официальным данным, сейчас здесь несколько десятков тысяч выходцев из республики, переехавших во время второй чеченской войны и после нее.

По словам чеченца Мусы Тутаева, переехавшего в Европу несколько лет назад, подавляющее количество беженцев из Чечни прикладывают много усилий, чтобы доказать, что они остались чеченцами - "большими чеченцами, чем те, кто живут в Чечне".
"Есть другая, очень маленькая часть чеченцев, которая пытается ассимилироваться. Им не чуждо ездить один раз в год домой, но они настроены на то, чтобы интегрироваться в общество, в котором они живут", - говорит Тутаев.

Каждую пятницу Джабраил, Ислам, Сулумбек и Тамерлан идут в мечеть на коллективную молитву. По дороге они встречают местных мусульман, которые поздравляют Ислама с подписанием контракта с Versace. "Чаще всего мне мои друзья говорят, мы очень рады, Машаллах ["На то была воля Аллаха"], брат", - говорит Ислам.